«Всё относительно»

Нам кажется, что если мы будем соблюдать заповеди, СТАРАТЬСЯ, ПРИКЛАДЫВАТЬ УСИЛИЯ ИЗ УМА то нас «там» не накажут».
По моим ощущениям всё немножко, точнее множко, не так. Конечно я не истина в последней инстанции. Но так идёт изнутри меня.

Заповеди не столько для того, что б их соблюдали, сколько для того, что бы СВЕРЯТЬСЯ как и что внутри вас. Заповеди это МАЯКИ в океане мироздания!

И для того, что б знать в чём раскаиваться.

Ну и одна из моих любимых притч на тему.

«ВСЁ ОТНОСИТЕЛЬНО»

Я уже умер? — спросил человек.
— Угу, — кивнул демиург Шамбамбукли, не отрываясь от изучения толстой внушительной книги.- Умер. Безусловно.
Человек неуверенно переступил с ноги на ногу.
— И что теперь?
Демиург бросил на него быстрый взгляд и снова уткнулся в книгу.
— Теперь тебе туда, — он, не глядя, указал пальцем на неприметную дверь.- Или туда, — его палец развернулся в сторону другой, точно такой же, двери.
-А что там? — поинтересовался человек.
— Ад,- ответил Шамбамбукли. — Или рай. По обстоятельствам.
Человек постоял в нерешительности, переводя взгляд с одной двери на другую.
— А-а . . . , мне в какую?
— А ты сам не знаешь? — демиург слегка приподнял бровь.
-Ну-у, — замялся человек. — Мало ли. Куда там мне положено, по моим деяниям . . .
— Хм! — Шамбамбукли заложил книгу пальцем и наконец-то посмотрел прямо на человека. — По деяниям, значит?
— Ну, да, а как же ещё?
— Ну, хорошо, хорошо, — Шамбамбукли раскрыл книгу поближе к началу и стал читать вслух. — Тут написано, что в возрасте двенадцати лет ты перевёл старушку через дорогу. Было такое?
— Было, — кивнул человек.
— Это добрый поступок или дурной?
— Добрый, конечно!
— Сейчас посмотрим . . . — Шамбамбукли перевернул страницу,- через пять минут эту старушку на другой улице переехал трамвай. Если бы ты не помог ей, они бы разминулись, и старушка жила бы еще лет десять. Ну, как?
Человек ошарашено заморгал.
— Или вот, — Шамбамбукли раскрыл книгу в другом месте. — В возрасте двадцати
трёх лет ты с группой товарищей участвовал в зверском избиении другой группы товарищей.
— Они первые полезли! — вскинул голову человек.
— У меня здесь написано иначе, — возразил демиург. — И, кстати, состояние алкогольного опьянения не является смягчающим фактором. В общем, ты ни за что ни про что сломал семнадцатилетнему подростку два пальца и нос. Это хорошо или плохо?
Человек промолчал.
— После этого парень уже не мог играть на скрипке, а ведь подавал большие надежды. Ты ему загубил карьеру.
— Я нечаянно, — пробубнил человек.
— Само собой, — кивнул Шамбамбукли. — К слову сказать, мальчик с детства ненавидел эту скрипку. После вашей встречи он решил заняться боксом, чтобы уметь постоять за себя, и со временем стал чемпионом мира. Продолжим?
Шамбамбукли перевернул еще несколько страниц.
— Изнасилование — хорошо или плохо?
— Но я же . . .
— Этот ребёнок стал замечательным врачом и спас сотни жизней. Хорошо или плохо?
— Ну, наверное . . .
— Среди этих жизней была и принадлежащая маньяку-убийце. Плохо или хорошо?
— Но ведь . . .
— А маньяк-убийца вскоре зарежет беременную женщину, которая могла бы стать матерью великого учёного! Хорошо? Плохо?
— Но . . .
— Этот великий учёный, если бы ему дали родиться, должен был изобрести бомбу, способную выжечь половину континента. Плохо? Или хорошо?
— Но я же не мог всего этого знать! — выкрикнул человек.
— Само собой, — согласился демиург. — Или вот, например, на странице 246 — ты наступил на бабочку!
— А из этого-то что вышло?!
Демиург молча развернул книгу к человеку и показал пальцем. Человек прочел, и волосы зашевелились у него на голове.
— Какой кошмар, — прошептал он.
— Но если бы ты её не раздавил, случилось бы вот это,- Шамбамбукли показал пальцем на другой абзац. Человек глянул и судорожно сглотнул.
— Выходит . . . я спас мир?
— Да, четыре раза, — подтвердил Шамбамбукли. — Раздавив бабочку, толкнув старичка, предав товарища и украв у бабушки кошелёк. Каждый раз мир находился на грани катастрофы, но твоими стараниями выкарабкался.
— А-а . . . — человек на секунду замялся. — А вот на грань этой самой катастрофы . . . его тоже я?..
— Ты, ты, не сомневайся. Дважды. Когда накормил бездомного котёнка и когда спас утопающего.
У человека подкосились колени и он сел на пол.
— Ничего не понимаю, — всхлипнул он. — Всё, что я совершил в своей жизни . . . чем я гордился и чего стыдился . . . всё наоборот, наизнанку, всё не то, чем кажется!
— Вот поэтому было бы совершенно неправильно судить тебя по делам твоим, — наставительно произнёс Шамбамбукли. — Разве что — по намерениям . . . но тут уж ты сам себе судья.

Он захлопнул книжку и поставил её в шкаф, среди других таких же книг.
— В общем, когда решишь, куда тебе, отправляйся в выбранную дверь. А у меня еще дел по горло.
Человек поднял заплаканное лицо.
— Но я же не знаю, за какой из них ад, а за какой рай.
— А это зависит от того, что ты выберешь, — ответил Шамбамбукли.

Добавить комментарий